Елена Ямпольская: «Мы не против книготорговли, мы за чистоту отношений, как говорит наш спикер»

Комитет Государственной думы по культуре 20 ноября обсудил правительственный законопроект, разрешающий российским учреждениям культуры сдавать свои площади по льготным ценам книжным магазинам. Федеральное агентство новостей подробно рассказало о том, как шло обсуждение этого законопроекта, официально еще не внесенного в Госдуму.

В свою очередь, некоторые СМИ уже упрекнули комитет по культуре в том, что он «не поддержал (что на депутатском языке равносильно слову «отклонил». — Прим. ФАН) законопроект о льготных ставках аренды для книжных магазинов», а представители книжной индустрии и вовсе обвинили думский комитет в «лукавстве». 

Кто и зачем лукавит? За разъяснениями ФАН обратилось к председателю комитета Госдумы по культуре Елене Ямпольской

Поддержать хорошую книгу

— Елена Александровна, действительно ли ваш комитет отказался поддержать инициативу министерства культуры? 

— Знаете, неинтересно и бессмысленно вести дискуссию на уровне «за все хорошее против всего плохого». Как, по-вашему, может относиться комитет по культуре к поддержке книгоиздания и книготорговли? Будем меряться, кто больше любит книгу? 

Все это печально напоминает мне дискуссию с господином Сеславинским о том, почему на полках российских книжных магазинов мало достойно изданной классики, особенно собраний сочинений — чтобы и в руки не стыдно было взять, и по цене доступно. Тогда я тоже вдруг узнала про себя из прессы много интересного. В частности, что, видимо, ищу книги между ананасами и шампанским. Классика в объемах школьной хрестоматии в магазинах есть — какие, мол, претензии? А полные собрания сочинений, как мне пояснили, сегодня вообще не нужны. Тем паче что большинству граждан они, оказывается, достались по наследству, в богатых семейных библиотеках… 

На самом деле, заседание комитета по культуре 20 ноября прошло очень конструктивно. Мы признательны статс-секретарю, заместителю министра культуры Алле Юрьевне Маниловой, которая вдумчиво и искренне участвовала в обсуждении законопроекта. Поскольку вносить инициативу было предложено нам, депутатам, мы, разумеется, вникли в суть текста и не могли замалчивать свои сомнения. 

Подчеркиваю, фразы «законопроект внесен», «комитет отклонил», «не поддержал», «исправить ко второму чтению» — это фантазии журналистов, не отличающихся правовой грамотностью. Законопроект никем не вносился и, соответственно, не мог быть нами поддержан либо не поддержан. 

Мы обсуждали рабочий вариант документа, по многим пунктам пришли к согласию с представителями профильного ведомства и договорились в ближайшее время заняться совместным совершенствованием данного текста. А также провести «мозговой штурм» по другим возможным мерам поддержки книгоиздания и книготорговли в России. 

Напомню, в Основах законодательства о культуре книгоиздание и библиотечное дело, а также иная деятельность, связанная с созданием произведений печати, их распространением и использованием, отнесены к культурной деятельности. Так что и совесть, и закон велят именно нашему комитету поддерживать книжное дело. 

— Какие вопросы у комитета были к законопроекту? 

— Ну, вот смотрите. В нынешней редакции документа книготорговцам предлагается участвовать в аукционах на право заключения договора льготной аренды с учреждениями культуры. Это так называемая «плата за вход». Аренда впоследствии будет минимальной, условно рубль за метр, однако сначала — аукцион. Наш комитет опасается, что победителями в большинстве случаев окажутся крупные игроки книжного рынка. Надо внимательно рассмотреть эти риски с точки зрения антимонопольного законодательства. Нам бы хотелось, чтобы принимаемые меры помогали выживать, в первую очередь, небольшим, нишевым издателям и продавцам. 

Тут в одном СМИ позицию комитета по данному законопроекту назвали «лукавством». На мой взгляд, лукавство — это когда крупнейшие игроки заявляют, будто им совершенно безразличны несколько тысяч новых торговых точек по льготным расценкам и гораздо выгоднее продавать книги в торговых центрах, нежели в театрах и выставочных галереях. Верится с трудом, но — давайте обсудим. Мы не против крупных издательств и сетей, боже упаси. Мы всего лишь за «чистоту отношений», как любит говорить наш спикер. 

Разумеется, для всех нас — и прежде всего для коллег из Минкульта — принципиально важен ассортимент книг, который окажется представлен в музеях, театрах, концертных залах, домах культуры. Где будут прописаны не только условия аренды, но и требования к товарам, чтобы не возникали предпосылки ограничения конкуренции? Как мы удержим книготорговцев от соблазна сделать легкий бизнес на детективах и глянце? А если не удержим, то можно ли считать, что сверхзадача данной инициативы достигнута? На мой взгляд, напротив, дискредитируется сама идея. Здесь мы с Аллой Юрьевной Маниловой солидарны. Цель ведь — не просто поддержать торговлю. Цель — поддержать хорошую книгу. 

Осторожнее со словами

— Можно ли утверждать, что документ устраивает всех, кроме комитета Госдумы по культуре? 

— Разумеется, нет. Есть опасения у отдельных учреждений культуры, причем различного подчинения. Если прописанное в законе право там или тут превратится под административным давлением в обязанность, им придется отказать в торговых местах нынешним арендаторам и пустить льготников. 

Свободные площади ведь не безразмерны. Если бы наши учреждения культуры ни в чем не нуждались и от внебюджетных доходов не зависели, тогда все справедливо. Но пока это, к сожалению, не так. Кстати, нынешняя коллизия призывает еще раз подумать, к какой отрасли сущностно относится книгоиздание и каким ведомством должно курироваться. 

Министерству культуры было бы гораздо проще выступать с подобными инициативами, если бы речь шла о солидарной поддержке внутри отрасли. При этом я убеждена, что инициативы должны быть выгодными для всех участвующих сторон. 

Что еще чрезвычайно важно: мы в рабочем порядке получили отзыв Государственно-правового управления президента. Цитирую: «Законопроект может быть поддержан при условии устранения имеющихся разногласий с Экспертным управлением Президента Российской Федерации». В заключении Экспертного управления, в частности, сказано, что без доработки и урегулирования ряда вопросов «не представляется возможным сделать вывод о работоспособности на практике предлагаемого механизма в целом и возможности достижения поставленной цели, а также об отсутствии коррупционных рисков». Это снова по поводу «лукавства». Осторожнее со словами. 

У комитета по культуре одна цель — сделать любой законопроект максимально рабочим. Законы должны быть прозрачными, а механизмы их реализации — понятными. Чтобы благие намерения воплощались в эффективности конечного документа. Да, в последнее время мы стали более въедливыми, «придирчивыми». Однако я не вижу иных способов повысить качество законопроектной работы в области культуры. Призываю всех коллег относиться к этому с пониманием. 

Мы открыты для диалога, никаких закулисных целей не преследуем. Лоббистские публикации — наименее продуктивный формат взаимодействия с думским комитетом по культуре. Еще раз приглашаю все заинтересованные стороны встретиться на нашей площадке в ближайшее время, довести до безупречности законопроект, о котором мы сегодня говорим, а также сгенерировать блок идей по поддержке отечественного книгоиздания и книготорговли. 

Автор:
Ольга Летягина

Источник: riafan.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.