«Это моя война»: житель Питера рвался помочь Донбассу, но и представить не мог свою миссию

Несколько дней назад Федеральное агентство новостей познакомило читателей с необычной судьбой московской девушки Евдокии Шереметьевой, которая никогда не думала, что поедет на войну помогать людям, но в декабре 2014 года стала заниматься гуманитарной помощью жителям Донбасса.

Наш сегодняшний герой — Артур Закиров, руководитель группы «Помощь раненым бойцам Новороссии». Он занимается помощью защитникам и мирным жителям Донбасса. Артур работает представителем компании, занимающейся интерактивными системами, где ему невероятно повезло с начальником, который с пониманием относится к его поездкам в Донбасс. 

«Вернись живым и по возможности в полной комплектации», — примерно такое напутствие получает от руководства Закиров. 

Он живет в Санкт-Петербурге, переехав туда относительно недавно из-за большой любви к этому великому городу. Жизнь Артура изменил 2014 год. С тех пор он рвался помочь Донбассу, но и представить не мог, какой окажется его главная миссия на этой войне.

Хотелось на войну

Артур, как и многие из нас, за событиями на Украине следил затаив дыхание. Он хорошо понимал, что если в соседнем государстве происходит кровавый государственный переворот, то к России это имеет самое непосредственное отношение. Первое ощущение тревоги, по его же собственным словам, у Закирова появилось, когда озверевшие «онижедети» жгли на Майдане бойцов «Беркута». 

Потом начались события в Крыму. Артур буквально не спал ночами, отслеживая новости с полуострова, обменивался информацией со знакомыми. Думал, не рвануть ли туда… В это время он жил, в общем-то, как обычный человек: работа, семья, подрастал маленький сын. Даже соцсетями, которые со временем стали главным инструментом его деятельности, Закиров тогда не пользовался — у него даже не было аккаунтов. 

А потом случилось 2 мая 2014 года… Наш собеседник видел, что происходит, в прямом эфире — в стриме. Это был день, после которого многие колебавшиеся выбрали правильную сторону. Кто-то поехал воевать в Донбасс, окончательно сделав для себя выводы. До сих пор некоторых из них можно встретить на передовой.

Артур и сейчас не может спокойно смотреть кадры трагических событий в Одессе. 

«Для меня это до сих пор — боль со слезами на глазах. Непрекращающаяся боль. То, что нельзя простить», — признается он. А тогда ужас происходящего дошел до него не сразу, сознание отказывалось верить, что такое возможно. 

Тогда, после Одесской трагедии, Закиров не ушел на войну. Как это бывает в таких случаев, нашлись отговорки. 

«Мы тогда, если честно, строили дом. Но к ноябрю-декабрю 2014 года я понял, что больше так не могу. Я не могу больше делать вид, что ничего не происходит, что меня это не касается, не могу больше с самим собой договариваться», — говорит он. 

Артур четко осознал: если он ничего не предпримет, то перестанет себя уважать как мужчину. При этом он не служил в Армии и, в общем-то, мог бы использовать это в качестве аргумента для самого себя.

Да, война — это место, где могут убить, понимал Артур. Но тут же представлял себе: вот, не уедет он никуда — и спустя много-много лет, в старости, будет он сидеть в уютном кресле и, вспоминая об этом, корчиться от стыда.

Решение окончательно созрело к январю 2015 года. И начал он искать дорогу на войну. На тот момент многие подразделения, в частности легендарный «Призрак», старались принимать только бойцов с опытом. Закиров связался с ДРГ «Рязань», там согласились его принять, и он начал готовиться к выезду на охваченную войной территорию. Откладывал деньги, разбирался, что надо взять с собой…

Раздался звонок из «Рязани», где его уже ждали. Оказалось, что одного из бойцов этого подразделения тяжело ранило. С ранением в голову он находился на лечении в Санкт-Петербурге. В результате Артур смог выяснить, где лежит боец — это был российский доброволец, позывной «Псих», получивший под Дебальцевым пулевое ранение в голову. Он лечился в Военно-медицинской академии.

Это был первый раненый, судьбой которого занялся Закиров. Через пару дней снова позвонили и попросили встретить Елену, супругу «Психа», приехавшую к мужу из небольшого российского города. Артур помог ей найти жилье.

Еще через неделю раздался звонок из Донецкого военкомата. 

«Я не знаю, какое «радио» сработало!» — рассказывает Артур. 

История снова повторилась: его попросили найти бойца с позывным «Нильс», тяжело раненного под поселком Спартак. И снова получилось отыскать человека, который находился в крайне тяжелом состоянии. 

«Врачи думали, что он умрет», — вспоминает Закиров. 

Потом понадобилось встретить его маму, она на последние деньги прилетела в Санкт-Петербург из Ростова-на-Дону. 

«А я тем временем собираюсь оправляться, решение уже принято!» — отмечает собеседник ФАН. 

Поток раненых

Во время активных боевых действий раненых вывозили из Донбасса чуть ли не обернув в одеяло. 

«В бою его подранило, «снаряга» вся в крови, ее срезали, в одеяло завернули — до Ростова, а из Ростова — в Питер. Они прибывали фактически голые, без ничего. Да, им в госпиталях что-то давали, но не было ни памперсов, ни противопролежневых матрасов, ни пенок для умывания — ничего. Просто человек попал, и нет ни родни, никого нет», — рассказывает Артур.

Тут снова позвонила жена «Психа» и рассказала, что ей не дают кредит, а ведь надо выхаживать раненого мужа. Закиров велел ей приехать в Питер и помог деньгами, сколько было. Он хорошо помнит, что понял тогда: не может он просто взять и уехать, душа его увязла в той ситуации. 

«Группа моя родилась от полнейшего отчаяния, от безнадеги, от ощущения, что все пропало. Я даже не знал, как эти группы создаются, не знал сам принцип», — вспоминает Артур момент, когда решил зарегистрировать во «ВКонтакте» группу группы «Помощь раненым бойцам Новороссии». 

Начали откликаться совершенно незнакомые люди. Один из «шапочных» знакомых Артура перевел некоторую сумму денег и это было для Закирова просто удивительно. Начали писать, предлагать помощь, и это было возможность поддерживать двух раненных практически всем — от памперсов до еды.

«Я постоянно висел в Интернете и очень много говорил по телефону, — поясняет Артур. — Начал встречаться с людьми, которые говорили: «А давай помогать!» В это время пошел просто поток обращений с просьбой помочь раненым…» 

Причем в Питере оказывались самые тяжелые: с ранениями в голову, в живот. В основном — осколочные и минно-взрывные. 

«За все время я видел с пулевыми ранениями человек пять», — рассказывает Закиров. 

События в Донбассе — не война стрелкового оружия. Это война артиллерии, РСЗО и т. д. И, конечно же, это минная война, считает он.

Начала складываться группа единомышленников. Закиров рассказывает, что были моменты, когда у них было более двух десятков раненых. 

«Это не значит, что мы их всех пестовали, — признается Артур. — Но мы знали, что с ними происходит, и контролировали ситуацию. Мы им бросали деньги на телефоны, покупали сигареты, девушки готовили еду». 

Это был кошмар, вспоминает собеседник ФАН. 

«Когда меня в конце апреля встретили мои знакомые, они меня просто не узнали — я был обросший, с темными кругами вокруг глаз, — продолжает рассказ Закиров. — Днем я пытался работать, а ночью писал посты. У меня не было ни суббот, ни воскресений».

Многие его знакомые удивляются до сих пор, когда он говорит, что вот это было до войны, а это — во время войны… Спрашивают: «Какая война?!» Артур откровенно признается, что с довоенных времен у него осталось только два знакомых, со всеми остальными он просто не понимает, о чем говорить.

Достойный своего деда

Ближе к майским праздникам Закирову позвонил знакомый из одного подразделения и предложил приехать и поздравить ветеранов. Были собраны деньги, закуплены продукты, люди на месте составили списки ветеранов, и Артур впервые в жизни поехал в Донбасс — в Луганскую Народную Республику.

«Первый выезд дал многое. Ведь пересекая границу, глядя на темную дорогу, ты думаешь, что в тебя сейчас будут палить из всех орудий, что по обочинам засели враги, — признается волонтер. — Но самое сильное впечатление произвел город Первомайск. Сказать, что это был шок — это просто ничего не сказать…» 

Более 70% зданий имели попадания из артиллерии. Когда Артур ходил по городу, он не мог в это поверить. 

«Никаким другим словом, кроме геноцида, я это не называю, — с болью вспоминает Закиров. — Я там познакомился с женщиной, у которой при обстреле из трех сыновей погибли двое. Они не были даже ополченцами, они хотели помочь бабушкам спуститься в подвал». 

Ударила мина убила четырех бабушек и ее сыновей. 

«Я вернулся другим — насквозь больным войной. Невозможно поехать на войну и вернуться прежним, даже если пробыл два-три дня», — убежден Артур. Он уверен, что в этой ситуации нельзя быть «нейтральным», как ему иногда советуют. 

С тех пор у Закирова было великое множество поездок в Донбасс. Порой он срывался и ехал сам, с рюкзаком, даже без машины, которой у него просто-напросто нет.

Когда его спрашивают, зачем он туда ездит, Закиров всегда отвечает, что его дед погиб в 1942 году, поздней осенью, под Сталинградом. 

«И я скажу честно — я себя считаю ничем не хуже его! Я считаю, что я достоин деда, и для меня это многое значит!» — уверен он.

Но больше всего его поражает вопрос, который задают люди и в России, и иногда даже в Донбассе: «А сколько тебе за это платят?» — признается Артур.

Ведь ему никто ничего не платит, он сам вкладывает все деньги, какие может. И даже родственников у него в Донбассе нет… 

«Это все, как правило, встречает абсолютное непонимание», — добавляет Закиров. 

Как-то раз водитель микроавтобуса по пути из Горловки в Брянку, с которым у Артура шел подобный разговор, от удивления едва не влетел на скорости 120 км в час в воронку. И такие моменты происходят постоянно.

«Это в моей крови»

Какое-то время он буквально жил войной. Не выдержала семья. В середине 2015 года Закиров остался один. Причиной этого, стала, конечно, не только война, но и она — в том числе. 

Сын растет очень одаренным, живет совсем недалеко, но семьи больше нет. Во время разговора с ФАН Артур, «воскресный папа», несколько раз извинялся, отвлекаясь на играющего рядом ребенка. 

«Война не поменяла моих ценностей, она их подтвердила, — объясняет Закиров. — То, на чем я вырос, какие книги читал. Моя любимейшая песня Высоцкого — «Баллада о борьбе». Только на этой песне можно воспитывать детей. Откуда он это все знал?! До войны я слушал эти песни, и они меня трогали. Сейчас я их спокойно слушать не могу… Я понимаю, что это такое, я с этим столкнулся лично».

Приезжая в Донбасс, Артур старается попасть на передовую, в места, где людям особенно тяжело. 

«Это в моей крови, в том, что мне дал отец», — отмечает он. 

Один из его подопечных — слепой, больной ДЦП мальчик Богдан, семья которого живет в километре от линии фронта. Ему в августе этого года Артур и его группа привезли одежду, деньги и многое другое. Закиров вспоминает, что ночью поселок обстреляли украинские войска, и уже на обратном пути он рассказывал присоединившейся к группе кинодокументалистке из Москвы, что россияне-то уедут, а мирные жители и защитники республики — останутся. И из этого рождается абсолютная ненависть к противнику. 

«Слава богу, что в Питере я ни разу не встретил ни одного придурка из тех, кто выходит с флагом Украины. Для меня этот желто-синий флаг — флаг моей ненависти, — категоричен Артур. — Я во время войны побывал, наверное, везде, на всех участках фронта: начиная с Трехизбенки и заканчивая Горловкой и другими районами. И только из тех, кого я знал лично, погибло более двадцати человек. Я — не нейтральный! Это — моя война». 

Рассказывая о том, что меняет в человеке война, Закиров вспомнил, как недавно вместе с Дмитрием Павленко из их группы отвозил продукты в прифронтовой Спартак. В какой-то момент с украинской стороны начался обстрел из гранатометов, это были АГСы. 

«Ни я, ни Дима не пригибались, и это был для меня тревожный звоночек. Для меня война — это даже не апатия, это очень сильная усталость. Уже не пригибаешься, не боишься ездить на передовую. По нам «работают», а мы делаем свое дело. И суть не в том, что ты не боишься смерти, а в том, что ты взял и свой страх смерти положил в коробочку и задвинул в угол. Страх — это ужасно энергозатратная штука», — говорит Артур. 

Всех, кто с ним хочет вместе поехать, он предупреждает, что можно и не вернуться. Или вернуться — и всю жизнь ходить с калоприемником.

Дед Мороз на передовой

«За все время со мной согласились после этого поехать только наша Диана и Елена Шумаева, наша Снегурочка, с которой мы бойцов на передовой поздравляли. Две женщины…» — отмечает он. 

По его словам, помощь группа отвозит только в тех случаях, когда бывает уверена, что ее не разворуют, что помощь пойдет именно тем, кто нуждается. Возят тем, кого лично знают — это касается и военных, и гражданских. Отдельная тема — праздники: Новый год, 9 мая и август, когда группа привозит детям погибших бойцов канцелярию. В этом году на Новый год группа под руководством Закирова поздравила 1250 детей.

Артур рассказал, как появилась известная фотография, где Дед Мороз со Снегурочкой водят хоровод с бойцами. 

«Идея родилась спонтанно. Когда мы в прошлом году поздравляли детей, комбат Первого батальона собрался ехать на передовую. А мы со Снегурочкой и говорим: а давайте и мы поедем! Нам говорят — а поехали!» — рассказывает он.

Бойцы были так изумлены, что слов нет, начинает Артур рассказ, который многие, возможно, достраивали себе по фото, долгое время ходившему в Интернете.

«Представляете, подъезжает командирский джип, оттуда выходят Дед Мороз и Снегурочка, подходят к бойцам и начинают говорить: «Мальчик, здравствуй, а сколько тебе лет! 46?! А как тебя зовут? Ваня! А ты знаешь, кто такой Дед Мороз?!». У нас бойцы рассказывали стихи! У нас бойцы отгадывали загадки!» — с живостью вспоминает собеседник ФАН.

Они объездили пять или шесть позиций. Но венцом стал хоровод. 

«Ту знаменитую фотографию случайно снял дядя Вова, когда мы водили хоровод под песенку «В лесу родилась елочка»! Это была самая обстреливаемая позиция, под Озеряновкой, — продолжает Артур. — И один боец говорит: «Я об одном только думаю, если не дай бог украинцы сейчас запустят беспилотник, вы себе представляете, что они сверху увидят?!» Люди, взявшись за руки, ходят кругом, с ними мужик в красном и какая-то фигурка в синем!» 

На следующий день, когда группа Закирова поздравляла детей этих бойцов, к нему подходили, жали руки, похлопывали по плечу и говорили: «Огромное вам спасибо, это было так приятно!» 

«Никто до вас, ребята, этого никогда не делал!» — сказали потом Артуру журналисты горловского телеканала. 

В этом году группа снова поедет поздравлять детей и наверняка заглянет на «передок». Артур заверил ФАН, что не может пока озвучивать некоторые вещи, но это место, где все совсем плохо и страшно, где дети живут на войне. Но и без поздравления бойцов на передовой, заверил Закиров, они не уедут. 

«В этой году, как и в прошлом, Дед Мороз и Снегурочка обязательно придут на передовую к бойцам и обязательно с подарками, шутками и веселым настроением. Мы поедем к бойцам и к детям, хотя мой собственный ребенок в который раз встретит Новый год без меня», — уверенно заявил глава группы. 

«Гуманитарщик»?

Читатели ФАН могли обратить внимание, что в этой статье мы ни разу не назвали Артура Закирова «гуманитарщиком», хотя именно так обычно обозначают тех, кто возит в Донбасс гуманитарную помощь. Потому что он не считает себя таковым. По его словам, если боевые действия вспыхнут с новой силой, он вернется уже в другом качестве — чтобы взять в руки оружие и воевать, как собирался в далеком 2014 году. 

«Я — человек, который помогает Донбассу, человек, который участвует в войне. Я приезжаю туда. Я приезжаю туда воевать. Это — наша война. Это наш участок фронта. Мы так помогаем нашим. Мы так вредим врагу», — не сомневается Артур. 

Как-то раз ему довелось переписываться, что называется, с «той стороной». И в процессе переписки ему написали, что если он попадет в плен, то может на обмен не рассчитывать. 

«Для меня эти слова — такой же предмет гордости, как в свое время попадание на «Миротворец». Это — война, и ненависть у нас взаимная», — признается Закиров. 

Наверное, именно на таких людях и держится Русский мир. Федеральное агентство новостей искренне желает удачи Артуру Закирову и всей его группе.

Автор:
Наталья Макеева

Источник: riafan.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.