Самый гуманный суд в мире: какое наказание за убийство в ДТП получают водители в РФ

Ежедневно на дорогах России в ДТП погибают десятки людей. Поэтому статья 264 УК РФ, а именно ее части части 3, 4, 5 и 6 — нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшее смерть людей, — одна из самых распространенных. При этом осуждены 4283 виновника аварий, а находятся в местах лишения свободы и того меньше — 2646 человек. Федеральное агентство новостей решило разобраться, почему же так мало виновных в гибели людей оказывается в тюрьме, и какую компенсацию в итоге получают родственники погибших.

Рассмотрим одно из самых резонансных ДТП, которое произошло 21 октября 2017 года в Петербурге. Тогда гражданин Азербайджана Мамед Ибрагимов, не имея водительского удостоверения на право управления транспортным средством, сел за руль Range Rover своего двоюродного брата и на скорости 100-110 километров в час выехал на полосу встречного движения, где столкнулся с ВАЗ-2110, а после — еще и с Hyundai Solaris. Водитель и одна из пассажирок отечественной легковушки погибли, единственной выжившей в этой машине причинен тяжкий вред здоровью. Сам Ибрагимов с места ДТП скрылся. Позднее в суде он заявит, что он ехал в шлепанцах, и один тапок с ноги соскочил. Пытаясь поправить обувь, Ибрагимов вместо тормоза нажал на газ, при этом отвлекся от управления, и рука дернулась влево. Свое бегство с места ДТП в суде Ибрагимов пытался объяснить тем фактом, что поехал переодевать рабочую одежду, в которой находился в момент аварии.    

«Мамед Ибрагимов управлял автомашиной, принадлежащей двоюродному брату, жителю Петербурга, — рассказывает адвокат пострадавшей в ДТП Елены Литовченко Иван Бачигин. — Попал в ДТП, посмотрел на содеянное и убежал. Через 15 минут приехал брат Мамеда, Рахим Ибрагимов. Ну и начал уговаривать, мол, что вы шумите? Все нормально, все застраховано, вам все возместят. Сотрудники ГИБДД уже на месте были. Спросили у Рахима, кто был за рулем. Он заявил, что был за рулем сам. Его тут же задержали и надели наручники. Рахим попытался возмутиться, но ему пояснили, что один участник ДТП уже скончался, двое в крайне тяжелом состоянии».

Рахим, сообразив, что ему светит уголовное преследование, тут же отказался от своих первоначальных показаний. Позвонил брату и потребовал, чтобы Мамед прибыл на место. Мамед вернулся на место трагедии через час и рассказал, что именно он был за рулем.

«Поскольку к моменту возвращения Мамеда сотрудники ГИБДД уже успели оформить документы, а участником ДТП за рулем автомобиля был записан Рахим, Мамед активно включил заднюю, отрицая то, что именно он вел авто, — продолжает собеседник ФАН. — В результате задержали обоих на два дня, до решения суда. Дело усложнилось. Проводили достаточно тяжелую экспертизу: на образцы слюны, образцы кожного эпителия. И пришлось смотреть, что находится на подушке безопасности, чей генетический материал, а также на руле, на кнопках дверей, чтобы они не менялись местами больше. Были проведены достаточно сложные экспертизы, помимо судебно-медицинской и автотехнической. Все же удалось установить, что сидел за рулем не Рахим, а Мамед».

В результате через двое суток Рахим был отпущен, поскольку был установлен истинный виновник аварии, теперь он проходил по делу свидетелем. Мамед 21 октября 2017 года решением Красносельского районного суда был помещен под стражу.

Уголовное дело было возбуждено по статье 264 части 5 — нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц. Далее на суде неоднократно адвокат Ибрагимова говорил о том, что он возместил вред родственникам погибших и пострадавшей Елене Литовченко. Хотя возмещение, по словам адвоката пострадавшей, было лишь частичное.

«Здесь упущено одно слово — слово «частично», — говорит адвокат. — Литовченко за причинение тяжкого вреда здоровью — 24 пластины вставлено — 10 тысяч рублей было перечислено в качестве возмещения морального вреда. Родственникам Александры Медведевой, которая погибла в результате ДТП, заплатили 20 тысяч рублей. 10 тысяч рублей получила гражданская жена водителя Андрея Панова Ирина Орешкина. И Галина Борисовна Панова, мать погибшего водителя, получила 100 тысяч рублей. Вот и все возмещение ущерба. Все это было уплачено Рахимом, а не Мамедом. Сам Мамед не перечислил ни копейки».

Следствие и судебное разбирательство длились больше года. В результате Мамед Рахимов получил три года общего режима, три года ограничения на управление транспортным средством. При максимальном сроке в семь лет.

Прав у него не было никогда, но машиной он пользовался регулярно. Рахиму вообще удалось уйти от ответственности. Следователям, а позднее и на суде он заявил, что не давал машину брату. Мамед взял ее без его ведома.

«У Рахима, который, в отличие от Мамеда, является гражданином России, на юго-западе Петербурга есть своя мойка, — объясняет Бачигин. — Рахим и хозяин, и директор предприятия, Мамед работал у него администратором, контролировал рабочих автомойки. Машина Рахима находилась на территории предприятия, ключи тоже были там же. Братья вначале пытались даже заявить, что был угон, но как стало ясно, что последствия крайне тяжелые, то сразу отказались от этой идеи».  

Судом в пользу Литовченко взыскали 700 тысяч рублей. Остальным — по 1,2 миллиона рублей. Хотя изначально потерпевшие просили большие суммы. Кстати, всем хорошо известно, что в случае гибели человека в авиакатастрофе родственники получают по два миллиона рублей. 

Здесь тоже люди погибли в результате неправильной эксплуатации транспорта, но суд почему-то не может их приравнять к жертвам катастрофы и назначает сумму, чуть ли не вдвое меньшую. Также непонятно, почему человек при отягчающих обстоятельствах, которые учли в суде, получает фактически минимальный срок. Ведь было доказано, что Мамед управлял транспортом без прав и скрылся с места ДТП.

«Мы не будем оспаривать сумму компенсации, — заявляет адвокат. — Сразу было понятно, что взыскать с Мамеда Ибрагимова что-то вряд ли удастся, даже если эти суммы присудят. Для моей доверительницы важно, чтобы он за содеянное ответил по закону. Сел на максимальный срок. Поэтому приговор мы будем обжаловать именно в части срока заключения на его увеличение. По этой статье максимальный срок — семь лет. С учетом того, что Ибрагимов год находился в СИЗО, ему фактически осталось менее полутора лет».

В Петербурге Ибрагимов жил у брата, а регистрация у него была на территории Свердловской области. В момент содержания Мамеда под стражей его регистрация, а следовательно, и разрешение на временное проживание в России, закончились. Поэтому сразу по окончании срока заключения Ибрагимова не на свободу отпустят, а передадут миграционному управлению МВД, а затем выдворят за пределы России. Поэтому можно не надеяться, что он что-то заплатит добровольно. Вряд ли из Азербайджана он будет пересылать деньги.

«Существует понятие о деятельном раскаянии, когда человек, осознавая, что он сделал, отдает все деньги до копейки, — утверждает Бачигин. — А потом говорит людям: «Простите». В нашем случае это был торг, аналогичный тому, как если бы я на рынке покупал ботинки или помидоры с огурцами. Они предложили потерпевшим заплатить 100-200 тысяч, а мы взамен якобы пишем расписку, что просим не применять жесткого наказания в отношении него. Мы заявили адвокату Ибрагимовых, что так деятельное раскаяние не выглядит. Все, что положено получить со страховой, мы получим. Право на требование у него будет, но я сразу сказал доверительнице, что реализовать его будет практически невозможно».

Кроме того, вопросы могут возникнуть и у страховщика, который оформлял полис на машину Рахима Ибрагимова. Автомобиль был застрахован по системе ОСАГО, и сейчас родственники погибших уже обратились с заявлением о выплате им денег. Выжившая в ДТП Елена Литовченко тоже будет писать заявление, но только после того, как ей выдадут на руки приговор. Страховщик же имеет право после выплаты требовать деньги с причинителя вреда — Мамеда Ибрагимова. Но опять же встает вопрос: каким образом? Мамед — гражданин Азербайджана, и после «отсидки» наверняка будет депортирован на родину.

Получается, что человек, нарушивший сразу несколько законов, не забываем, что он еще и ехал с явным превышением скорости, а в результате этого нарушения погибли два человека, фактически не будет за это наказан. Ни сроком, ни рублем. Срок ему дали минимальный, а деньги он может просто не выплачивать. Вряд ли родственникам погибших удастся взыскать с него присужденные суммы в Азербайджане.

Опять обратимся к статистике. Только возьмем уже по статье 264 части 5. Согласно данным генеральной прокуратуры, лишь 80% осужденных по этой статье получают реальный срок. Из них 9% получают срок до двух лет. 29% — на срок от двух до 3 лет. 41% — от трех до пяти лет лишения свободы. 19,5% — от 5 до 8 лет. Оставшиеся 1,5% попадают в сроки или до года, или свыше восьми лет заключения. То есть фактически лишь половина осужденных по этой статье — виновники гибели двух и более человек — отбывают срок более трех лет.

Может, поэтому люди, в том числе и иностранные граждане, не боятся садиться за руль без прав, гонять с нарушением правил дорожного движения, либо в состоянии алкогольного опьянения? Ведь получить реальный большой срок шанс очень небольшой. И даже при наличии отягчающих обстоятельств, как у Мамеда Ибрагимова, который скрылся с места ДТП. А вот пострадавшая сторона не защищена вообще никак – у большинства нет даже возможности взыскать всю сумму ущерба.

Автор:
Константин Смирнов

Источник: riafan.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.