Аутоагрессия и самосаботаж: как разваливают собственное здоровье и благополучие

Фрагмент книги

Для работы над книгой использовались исследования и статьи из области нейробиологии и собственный опыт работы с сенсомоторной терапией и аппаратами нейрофидбека.

Многие люди систематически саботируют собственные планы, хотя прекрасно понимают, что происходит и какие это имеет последствия. Другие регулярно чем-то подрывают и разваливают собственное здоровье и благополучие. Психологи и умные знакомые могут сколько угодно говорить о том, что все мы — взрослые люди и нужно брать на себя ответственность за свою жизнь. От этих премудростей никому не легче. Люди по-настоящему хотели бы жить лучше, понимают всю вредность программ, которые ими управляют, а отказаться от них не могут. Что это?

Забастовка

Самое интересное, что очень многие «бастующие» — в прошлом перфекционисты, все делавшие лучше всех. Часто даже прослеживается закономерность — чем больше подвигов кто-то совершал вначале, тем круче он потом уходит в отказ. Нередко у таких людей большие проблемы, потому что родные и близкие возлагали на них большие надежды, видели их потенциал. И теперь не могут понять, как же так — он от всего отказался, не стал искать решения и выходы, и вот уже пятый год сидит, зарывшись в какие-то глупости, не желая больше выходить в свет и бороться за светлое будущее.

Говорят, что главный мотив здесь — страх потерпеть поражение. И неудивительно, что часто этот страх одолевает тех, на кого сильно давили, расписывая, как от него ждут достижений. Многих таких детей в детстве пугали — не будешь лучше всех, мы не будем тобой гордиться, не будем тебя любить. Очень сильно тут действуют фразы вроде: «В нашей семье все такие!» Выходит, что если ты не такой — то уже и не «наш», и не член семьи. Так же часто кому-то слишком рано достается ответственность за совсем недетские проблемы. У кого-то родители — наркоманы и алкоголики, у кого-то болеют или все время заняты попытками прокормить семью на очень тяжелых и плохо оплачиваемых работах. И такие дети или подростки остаются наедине с младшими братьями и сестрами, фактически исполняя роль их родителей. Иногда сами родители так беспомощны, что дети берут на себя все взрослые задачи в их жизни. И у них как-то все получается, все даже ценят их вклад, рассказывают, какой он молодец, смолоду все взял на себя, сам за все ответил, всех вытянул.

А потом наступает провал. Дети, за которых он отвечал, выросли, родители выздоровели или умерли. А новую ответственность человек на себя брать не хочет. Будто он обещал себе, что «надо дотянуть до этой черты, и все». Обязательство выполнено, наступила свобода. И новое брать на себя больше не хочется. Для самих себя таким людям обычно немногое нужно — они привыкли жить скромно, лишь бы решить все проблемы других. А заводить себе новых других им не хочется, слишком тяжело было в первый раз. Вот и получаются из этого люди, которые кого-то на себе вынесли, а потом вдруг в новой семье не идут работать, не хотят детей, не хотят ни за что отвечать финансово, рисков больше не хотят. Только бы их оставили в покое.

Другие все делают и готовы бы делать дальше, но у них в какой-то момент отбивают охоту близкие (или кто-то авторитетный) постоянными придирками и негативными комментариями. Получается, что, как бы человек ни старался, все мало, недостаточно, могло бы быть и лучше. И тут человек решает, что лучше, наверное, вообще ничего не делать — так хоть ничего не испортишь.

Казалось бы — нелогично. Оттого что человек игнорирует проблемы и не ищет выходов, он все усугубляет. Он ведь не глупый, прекрасно это видит. Но здесь просто вступает в силу так называемое «запредельное торможение». Включаются механизмы торможения, потому что силы раздражения достигли критической, биологически допустимой границы. И нервная система, таким образом, уходит от зашкаливающего стресса!

Человек не выдерживает напряжения и поэтому ищет и находит облегчение. Что там будет потом, если год или три года не работать — неизвестно (может быть, вообще все само как-то наладится). А страх не оправдать чьи-то надежды невыносимо давит сейчас, и от него надо избавляться немедленно.

Это вообще довольно часто случается: что какие-то полезные программы, задуманные мозгом для блага человека, выходят изпод контроля и превращаются во вредные привычки. Например, многие люди переживают из-за привычки слишком много есть, заедать стресс и физические перегрузки. Но ведь изначально эволюция научила нас запасаться, готовясь к голодным временам. И действительно, когда наступает война и голод (а такое уже бывало, и не раз), дольше всех живут те, у кого запасов было больше. Просто сейчас, в хорошие времена, еда стала слишком доступной и все поглощают ее по каждому поводу. А организм все еще приучен поощрять нас гормонами счастья, когда мы едим. Наша древняя нервная система нас хвалит, когда мы запасаемся, и поощряет к продолжению. Вот мы и едим, когда нам очень хотелось бы, чтобы нас похвалили. (А нас ругают, не замечают или продолжают заваливать работой.)

Кстати, когда человек курит, мозг тоже поощряет его за это действие! Потому что в тот момент он снимает стресс, никотин его бодрит, моментальная реакция на курение вполне полезна для организма. А то, что он в каком-то далеком будущем, возможно, заболеет, никого не убеждает. Тем более что, может быть, он и не заболеет, а когда это случится, трудно будет однозначно доказать, что виновато было именно курение.

Так обстоят дела с прокрастинатором, о котором и шла речь выше и который годами не ищет работу, не заглядывает в банковский счет и в почтовый ящик, чтобы не видеть, как там плохо. С точки зрения нервной системы он все делает правильно: бережет себя от стресса и слишком тяжелых переживаний. Что потом все будет хуже, его в этот момент не интересует, поскольку это далеко и непредсказуемо. А от стресса плохо сейчас.

Что же делать? На самом деле самосаботаж тоже можно саботировать. Конечной целью тут является сокращение до выносимого того стресса, от которого мы так отчаянно бежим. Напомню, что мы с вами — взрослые люди, обладающие собственной волей и умеющие общаться с собственным мозгом на общем языке. У нас есть все для того, чтобы направить собственные действия в нужное русло, принять решение, найти мотивацию и довести дело до конца. Проблема в том, что мы слишком часто выбираем неверные аргументы.

Все знают, что «соберись, тряпка» тут не работает. Когда человеку говорят «не ной, все не так страшно», это тоже не работает, потому что в ответ на это возникает только протест. Как это — не ной? Все очень даже страшно! Легко сказать «просто соберись» — это трудно, ничего никуда не собирается! Долгосрочные перспективы пугают, но некоторых уже недостаточно. Даже если им грозит то, что через три месяца они вылетят из квартиры за неуплату — это будет через три месяца. А закрывание от страшных мыслей на эту тему приносит облегчение сейчас. И человек выбирает моментальное облегчение.

Беда еще в том, что часто жизненный опыт утверждает нас в наших неправильных мыслях. Например, все говорят, что нужно работать, зарабатывать деньги, иначе придет беда. Нечего будет есть, негде будет жить. Слушать все это страшно. Иногда нам озвучивают какие-то сроки, в которые нужно решить проблему, иначе — беда. Три месяца, полгода, год. Но вот человек потерял работу и не нашел новую. Сначала он переживал, потом заметил, какое он испытывает облегчение, лишившись нелюбимой работы, потом хотел подольше удержать это чувство, потом так и не заставил себя начать искать. И вот прошли эти самые месяцы и даже год. На улице он не оказался. Например, испугавшись надвигающихся проблем, быстро нашла работу с более высокой зарплатой жена. Или родители подкинули денег. Родственник пустил жить в свою квартиру. И мозг запомнил урок: «Я ничего не сделал, стресса от этого стало меньше, жизнь стала лучше, а обещанные проблемы так и не наступили». Вот вам и положительное подкрепление — фактически же жить стало легче! Он решил проблемы, которые расходовали его энергию.

Да, это — только начало. У некоторых ничего страшного не произошло, потому что не сразу закончились сбережения, но когда-то они ведь закончатся. Родители могут перестать давать денег, или их может не стать. Жена может уйти, родственнику квартира вдруг потребуется самому. И тут человеку аукнется, что он не позаботился о настоящем решении, при котором его благополучие — в его собственных руках! Но для начала стратегия «спрятать голову в песок» сработала, и мозг радостно записывает этот опыт себе в копилку.

Это был очень простой и прямолинейный пример. Бывают примеры гораздо более странные, кажущиеся нам совершенно абсурдными. Которые, однако, с точки зрения мозга, абсолютно логичны. Психиатр Вольфганг Меркле приводил такую историю. У человека был бизнес. Он совершил какие-то ошибки, просчитался и разорился. В связи с этим у него начался непростой период в жизни, он очень переживал. Однако в то же время он встретил женщину, и у них случилась большая любовь. Женщина его пожалела и поняла, поддержала. Он снова поднял новый проект, и его новая любовь внесла немалый вклад в его решимость. Он хотел ради нее сделать так, чтобы в его жизни все снова стало хорошо, денег прибавилось, новый работающий бизнес развивался.

А дальше — жизнь налаживается, успокаивается, и тут он снова разоряет свой бизнес. И так — снова и снова. Причем тем же способом. Казалось бы — тут ничего не мешает учиться на своих ошибках, и в следующий раз поступать иначе! Но, оказывается, очень часто человек даже в такой тяжелой ситуации запоминает только приятное и мозг зачем-то создает связи там, где их на самом деле нет. Он мог повстречать свою любовь в любое другое время, и все было бы так же чудесно. Но теперь в его нейронных связях образовался мостик — во время банкротства все плохо, но зато «посылают» чудесный роман. И он банкротится снова и снова в поисках тех же переживаний большой влюбленности.

Подобные мостики можно научиться обходить, если только их найти. Часто в ходе психотерапии специалисты обнаруживают их довольно быстро. Негативное и позитивное подкрепление работает с человеком достаточно просто, мы тут ничем не хуже собаки Павлова. Соответственно, можно сразу прицельно искать, что у нас хорошего или плохого связалось с какой-то ситуацией. Для этого нужно попробовать вспомнить, когда это началось. Например, любил человек петь, а потом перестал. Что случилось? Неудачное выступление? Или ребенок пел на всю ивановскую, упражнялся, думая, что он один. А потом обнаружил, что за ним наблюдают. От подобных историй многие перестают петь на всю жизнь. Или ребенок любил писать, но какая-то учительница постоянно ругала его, рассказывая, как он бездарно пишет. После этого он вдруг резко разлюбил писать, и хотя у него хорошо получается, любое задание написать какой-то текст воспринимается как наказание. Ищите, какое облегчение приносит вам самосаботаж. Вас не за что больше высмеять или поругать? Вы больше не боитесь проиграть, потому что даже не участвуете в соревновании? Не страдаете на работе, потому что даже не идете на нее?

Иногда первый опыт связан не с саботажем, а с несчастным случаем. У человека случилось горе, он тяжело заболел, зато раз в жизни его все обхаживали и любили либо освободили от неприятных обязанностей. Или вот так, неочевидно: переживал крах своего бизнеса, зато в это же время случился самый бурный роман всей жизни. Потом мозг пытается это повторить, потому что ему неожиданным образом понравился «результат»! Я специально взяла «результат» в кавычки, потому что в случае с большой любовью и банкротством это не результат, а просто случайное совпадение времени. Но мозгу могло показаться, что эти события взаимосвязаны. Однако подобное не всегда связывается в неправильные причинно-следственные связи! Но иногда бывает. (Поэтому нужно искать и такой вариант.)

О том, как выйти из таких программ, въевшихся в наши нейронные сети, подробнее в следующей главе. Но сначала — поговорим еще об аутоагрессии и самоуничижении. Это того же поля ягоды.

Да, такое я ничтожество!

Аутоагрессия бывает различной. Некоторые люди режут себе руки или гасят о собственное тело сигареты, морят сами себя голодом и прочими разными способами наносят себе серьезный физический ущерб. В таких случаях нужна скорая помощь, поэтому с такими проблемами нужно ходить к психиатру. У специалистов, оказывается, есть множество отработанных методов, как бороться с такими проявлениями аутоагрессии, после чего можно искать сами источники проблем и настоящие решения (но только тогда, когда, по крайней мере, пациент уже перестанет разрушать свое тело).

Есть и более мягкие формы, не настолько драматичные, местами даже причудливые. Но они тоже могут серьезно портить жизнь и забирать у человека много энергии. Некоторые люди сами себя постоянно уничтожают вербально. Они произносят трагические речи о своей несостоятельности, выдают целые каскады самоуничижения в свой адрес. Навешивают на себя вину за все плохое, что есть на земле, сами себя награждают самыми негативными титулами. Одни из них самобичуются тайно, закрывшись от людей подальше. Другие — публично и показательно, иногда — через дневники, картины и другие виды творчества.

Я видела и совсем гротескные сцены. Когда люди в буквальном смысле становились на колени, падали на пол, хватали за ноги тех, для кого эта сцена была предназначена. (Хотя вовлеченным в ситуацию это было неприятно, никто ничего подобного от них не требовал и не хотел.) Те, кто наблюдают это со стороны, обычно говорят, что смотреть на такое неприятно, страшно, противно. Возникает ощущение, что все это очень нелепо. Часто такое поведение называют невзрослым, потому что обычно такими средствами пользуются трехлетки. Но у людей зашкаливают эмоции, и им почему-то очень хочется сделать именно что-то такое. Обычные слова кажутся им недостаточными, вероятно, потому, что ответная реакция на них кажется человеку недостаточно выраженной, ему хочется вызвать больше чувств.

А в самой мягкой форме это просто выглядит как постоянное отпускание каких-то мелких гадких комментариев в свой адрес. Все, что человек делает, он описывает какими-то пренебрежительными выражениями. Везде, где никто не собирался его ни в чем обвинять, сразу берет всю вину на себя и добавляет: «Да, я такой: плохой, слабый, неумеха, неуклюжий». (Список можно продолжать бесконечно.)

Почему все эти люди постоянно бранят себя? Первая причина — страх, что их кто-то поругает. И самый простой способ из детства, которым можно предупредить это поражение, поругать себя первым. Некоторые и наказать себя сами норовят (и наказывают). Парадокс, но им так спокойнее, потому что они не теряют контроль над ситуацией. Они сделали что-то нехорошее и получили за это наказание, но они точно знают, что их ждет. Надо только принять на грудь испытание, и после этого жизнь снова сможет продолжаться, как будто ничего не было. Говорят, что этим часто страдают люди, которым в детстве угрожали страшными расправами, не сообщая, что именно будет. Например, говорили: «Вот придет отец и такое тебе устроит!» Отец приходил поздно, когда дети уже спали, мама, весь день пугавшая детей, уже думать забыла о той истории, а дети лежат в темноте и дрожат. Все ждут, что же будет: он сейчас придет в комнату и начнет всех убивать?

Или подумает до утра, и завтра всем устроит страшное наказание? Если ничего не происходило, дети часто еще долго боялись, что отец только думает о подходящем наказании и еще выдаст его — на выходной или через какое-то время. Так же действуют наказания, которые не имеют конца и края. Например, когда кто-то из родителей перестает разговаривать с ребенком, и неизвестно, сколько он так собирается молчать. День? Неделю? Год? Ну и классика жанра из семей страшных тиранов: «Признай свою вину сам и раскайся, тогда наказание будет меньше!» Так человек привыкает жить в вечном ожидании какой-то расправы. И периодически пытается избавиться от давления самостоятельно: придумав для всего развязку и самостоятельно же ее и исполнив.

А есть люди, вообще не умеющие обращаться с добрыми словами в свой адрес. Я в свое время очень удивилась, узнав, что некоторые не выносят, когда им говорят комплименты за хорошо сделанную работу. Они сами очень стараются все делать наилучшим образом, но имеют дурную привычку принижать свои достоинства и чрезмерно скромничать. Даже ругать себя там, где все на самом деле отлично. В детстве их никто ни за что не хвалил. Более того, часто ругали, как бы они ни старались. Когда они вырастают и начинают делать что-то за пределами родного дома, коллеги и начальство начинают их хвалить за хорошо выполненную работу. И тут они понимают, что комплименты им невыносимы. Они злятся, пугаются, им хочется свернуться калачиком и закрыть голову руками. Они огрызаются на людей: «Не нужно так говорить, я знаю, что это неправда, не за что меня так хвалить». Настаивают на том, что они — бездари и ничего хорошо сделать не могут. И, конечно же, приводят этим людей в изумление.

Оказалось, что для психологов это знакомая картина. Удивительно здесь то, что для такого человека ситуация, в которой его ругают и обесценивают его работу, стала «зоной комфорта». Это однозначно негативное переживание. Но оно стало рутинной частью жизни, потому что повторялось изо дня в день. И с этим они привыкли справляться. Это знакомое, родное, с ним вся психика нашла способы примириться. На такое поведение уже настроены многочисленные защитные фильтры, имеются заученные реакции. А когда вдруг кто-то говорит что-то хорошее, хвалит, поздравляет — это совершенно новая ситуация и человек не знает, что с нею делать. Как на это реагировать, что отвечать? Надо ли улыбаться?

Открыто выражать свою радость? Или надо скромничать и говорить, что нет, могу и лучше? Можно ли такие комплименты просто принимать? Хорошо ли ими гордиться? Можно ли такую гордость показывать? Столько вопросов — и огромный стресс!

Казалось бы, если человеку так спокойнее жить, пусть себя ругает. Но все не так просто. Нельзя постоянно жить в искаженной картине мира, дальше способствовать ее искажению и потом удивляться, что все в жизни идет наперекосяк. Если человек неадекватно реагирует на происходящее с ним, окружающие замечают это и начинают считать его неадекватным. Они отгораживаются от него, не хотят больше с ним связываться, не принимают в свой круг и не приглашают участвовать в общей жизни. В результате не складываются карьера, бизнес, социальная жизнь, отношения. Получается, что постоянно стараешься, а результаты — очень плохие. От этого у людей развиваются депрессии, отчаяние, разные болезни. Так можно доработаться до ручки, пытаясь что-то сделать лучше и больше, хотя дело совсем не в этом. Тут нужно менять отношение к себе и к происходящему и начинать комментировать себя и свои действия (вслух и не только) подходящими словами.

Все то же самое, кстати, действительно и для других областей жизни, не только для работы. В поисках отношений, в социальной жизни, в отношении здоровья тоже не полезно все время разводить пессимизм и уговаривать себя на все самое плохое.

Художник Владимир Серебровский в свое время отучал меня от фраз вроде «я тут намалевала» или «вот мои кривульки». Рисующий человек (неважно, является ли рисование его профессией или хобби) должен серьезно и уважительно относиться к собственному труду. Иначе и другие этого делать не будут, и он сам будет испытывать по поводу своего творчества неправильные мысли.

Если картинка получилась неудачной, можно вынести ее на помойку и пробовать нарисовать еще одну. Можно сказать: «Это неудачная картина» или, как говорят художники, «неудачная работа». Это работа! Человек, увлеченный рисованием, творит, ищет, старается, трудится. А не малюет, мажет или пачкает бумагу. Это касается и всех остальных, кто шьет, пишет тексты, или, может быть, с детьми сидит, или наводит чистоту и порядок. Да, все мы развиваемся через пробы и ошибки, разумеется, всем доводится что-то запороть, разочароваться в результатах. Но это — работа, развитие, созидательный труд, и такие действия совсем не достойны обзывания и ругательств.

То же самое касается фраз вроде «ой, я такая дура» и прочего, что для многих становится привычной частью повседневной жизни. И «я знаю — я на самом деле никто», «я всю жизнь была неуклюжей»,

«я знаю, не красотой славимся». Фраз таких — целый легион. Они разрушают нашу самооценку. Заставляют со временем нас самих поверить, что мы — слабые, больные, тупые, ни на что не способные.

Предлагаю вспомнить в очередной раз, что наш мозг — это смышленое нечто, что все время нас слышит, и (о, ужас!) даже читает наши мысли и из всего этого делает какие-то свои выводы, учится, формирует реакции, если надо. В том числе и реакции негативные.

На этом месте я уже представила себе читателей, которые тяжко вздохнули. Легко сказать — «больше так не делай»! Люди, которые постоянно обесценивают себя и свои достижения и способности, выстроили вокруг себя защиту, потому что когда-то их чем-то очень обидели. Либо в их детстве было что-то, что казалось им опасным. Когда дети гоняются за любовью родителей, это не каприз. Безусловная любовь родителей — единственная причина, по которой они все для нас делают, пока мы маленькие и беспомощные. Потеря этой любви ставит под угрозу все существование ребенка. Поэтому страшно, когда у ребенка складывается иллюзия, что его любят не просто так. А нужно выполнить какие-то условия, чтобы продолжали любить и не отталкивали. И, конечно, такие переживания оставляют травмы, и потом от этого очень трудно избавиться.

Часто уже по тому, что человек говорит, можно легко распознать корни проблемы. Например — боится похвастаться чем-то, похвалить себя, сказать что-то хорошее о собственных достижениях, даже если есть за что хвалить. Это происходит потому, что таким людям в детстве говорили — нужно быть скромным, хвастаться и выпендриваться нехорошо. Добавляя при этом: «Мы таких не любим». Или «У нас тут никто так не делает». Подразумевая, что «у нас» — это в семье, дома. Этим ребенку в очередной раз намекнули, что будешь так делать — не будешь с нами. Или, по крайней мере, это так интерпретирует испуганная психика (хотя на самом деле никто из дома выгонять его не собирался).

Некоторые боятся сказать что-то хорошее о творческой работе, потому что в семье было принято вообще не считать это серьезным занятием. Я слышала от своего бывшего мужа чудесную фразу:

«Художник — это такое слово, которое придумали бездельники, чтобы легально ничего не делать!» Он сам был врачом, из семьи врачей. Такое отношение к самым разным профессиям встречается у самых разных людей! Для кого-то бухгалтер — не человек, для кого-то — повар, бизнесмен, продавец. О продавцах многие любят говорить: «Они сами ничего не умеют, только наживаться на чужом труде». О профессиональных танцорах слышала: «Им бы только скакать». Когда кто-то услышит подобные комментарии у себя дома, он уже предчувствует, что его ждет, когда он сообщит, что выбрал «эту чепуху» профессией. Вот он и прячется за фразами вроде «ну я тут повозюкал».

Еще есть семьи (или школы), где на детей постоянно навешивают большие ожидания. «Если бы это сделал обычный ребенок, это, наверное, считалось бы неплохим результатом. Но от ребенка из нашей семьи все уже ждут гораздо большего»! «Ты родился в семье гениев; после того, чего достигли твой дед, отец, брат, ты должен принести домой Нобелевскую премию самое позднее в 30 лет!» «Ты учишься в элитной школе, все выпускники этой школы делают минимум вот такую карьеру!» Люди с таким прошлым сами от себя чего-то ждут, даже если уже «официально» разрешили себе этого не делать. Им говорят: «Молодец!» — а они возражают: «Ну где там, от меня вообще-то ожидалось гораздо больше». Их хвалят за отличную работу, а в голове у них крутятся отголоски: «Для тебя это — самый минимум, меньше этого в нашей семье уже с пяти лет никто не делает!»

© Яна Франк. Будет сила, будет и воля. Как получить доступ к собственным ресурсам. — СПб.: Питер, 2019
© Публикуется с разрешения издательства

Источник: psyfactor.org

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.